ЖЕРТВА НАСИЛИЯ – КАКАЯ ОНА?

Какие черты в жертве привлекают преступника?

Предлагаю на рассмотрение героиню уже упомянутого мною бразильского сериала «Раздвоение личности» (Dupla Identidade).

***Если любите смотреть видео:

Категорически односложно на этот вопрос не ответить. Поскольку каждый человек сочетает в себе сложную гамму разных характеристик. И то, что привлечет одного преступника, то может оставить равнодушным другого.

Играет ли тут свою скрипку либидо жертвы? Думаю, что да. Но не решающую.

Понятно, что юные девушки сладкого возраста – самая желанная и легкая добыча. Но не силой притяжения своего нераскрывшегося либидо, а скорее беззащитностью. Девочка еще не знает ни мира, ни мужчин, ни себя. Кто я? Какая я?

Наша героиня (актриса Дебора Фалабелла) очень эмоциональная, ранимая и легко впадающая в созависимые состояния. Маньяк сразу считывает, что эта девушка с нестабильным состоянием психики и легко попадется на крючок. И начинает охоту.

Охотиться пришлось недолго: пара его слов, пристальный взгляд и уверенная призывающая улыбка – и наша героиня уже рисует в своем воображении картину счастливых отношений.

Однако, у преступника свои планы, и делать кого-то счастливым он не намерен.

И вообще он не склонен испытывать эмоции счастья, да и вообще любые. Он их просто воспроизводит путем подражания, а в душе у него – холод.

А что наша жертва? Она милая, нежная, женственная. И нестабильная. Ее лихорадит то в плюс, то в минус. Она минутой в эйфории после его ласк, а неделю в отчаянии после его очередного вые… выкрутаса.

Есть такой тип людей, которые изначально предрасположены к депрессивным состояниям и не могут удержаться от того, чтобы не впасть в отчаяние от какого-то незначительного события, которого человек со здоровой психикой даже бы и не заметил. А тут такое горе – любимый пропадает на неделю. Ей это невыносимо – быть в неведении.

Даже телосложение жертвы говорит о том, что она хрупкая, уязвимая, слабая. Такое телосложение имеет название астенического согласно определению немецкого психиатра Э. Кречмера.

По его теории именно внутренний мир рисует внешний образ человека, между которыми существует тесная связь.

Астеники – это как правило худощавые люди, подверженные неуверенности и мнительности. Это делает астеника тревожным, беспокойным и рассеянным.

Посмотрите на нашу героиню, маньяк легко закручивает ее в спираль: после славно и приятно проведенного романтического вечера он пропадает на несколько дней, не отвечает на звонки, оставляет в полном неведении.

Что в это время делала бы женщина со здоровой психикой? Она спокойно продолжала бы жить своей собственной жизнью, занимаясь обычными и любимыми делами. Предаваясь своим увлечениям, хобби. А в момент, когда манипулятор соизволил бы ей позвонить, она бы рассеянно отвечала, пытаясь вспомнить его имя. Эмм… Саша? Вася? Ааа… Петя. И что тебе нужно, Петя?

А что делает наша героиня? Она впадает в дикую тревожность: может быть я что-то не так сказала? Может не так посмотрела? Может что-то не так сделала? Может нечаянно пукнула в эфире радио «Маньяк»?

И будет терзать себя бесконечно, отыскивая причину в себе. В этом есть некий эгоцентризм и зацикливание на своих ощущениях. Она даже не допускает мысли, что кроме нее есть еще и второй участник отношений, и у него свои мотивы, далеко не радужные.

И маньяк дерзко играет в свои игры, манипулируя ее чувством вины и неуверенности. И он сделает все возможное, чтобы у нее был только один вариант проживать свою жизнь – его жизнь, по его правилам.

У нашего маньяка есть две параллельные нити взаимодействия с женщинами: временные ситуативные жертвы и постоянная долгоиграющая жертва. Удобненько.

Какова же должна быть сила гнева, чтобы творить свои темные делишки со всеми этими женщинами? И эта сила велика.

Могут ли преступник и жертва меняться ролями в ходе каких-либо коммуникаций между собой?

Следуя теории треугольника Карпмана «спасатель-преследователь-жертва» все участники драматического процесса могут меняться местами. Причем до бесконечности, если связка сильная и приправленная эмоциями.

В фильме есть момент, когда наша героиня устает от слез, вскипает гневом и разбивает стекла его авто внезапной вспышкой акции протеста. В этот момент агрессор – она. Но ненадолго. Эмоция гнева исчерпывает себя и героиня возвращается в привычное низкоэнергетическое состояние.

Что касается меня самой (хотя это и неинтересно никому), то я могу быть и в той, и в другой роли. Поскольку физически у меня очень крепкий бицепс-трицепс или как его там, то мне порою на жест насилия хочется ответить кулаком в кадык и… ну дальше не буду озвучивать, поскольку существует синяя книжка с жестким названием «Уголовный кодекс», таким же жестким, как и мои вариации на данную тему.

С тем отличием, что в фантазиях и действиях мужчины-насильника будет почти всегда сексуальный крен, а в моих – ничего кроме силы. Однажды, когда я была совсем юная-зеленая, я задала одному своему знакомому вопрос: «Вот почему ты так любишь драться? Какое от этого удовольствие?». Он ответил, смакуя каждое слово: «Милая, ты просто не представляешь, какой это кайф – дать кому-то в морду».

Немного отвлеклась. Продолжим. Также, исходя из того, что связка «маньяк-жертва» – это две стороны одной медали, следует, что сегодняшний маньяк – это жертва в детском периоде. И ответ на вопрос «Какие черты в жертве привлекают преступника?» будет такой: преступника привлекают те черты, которые есть в нем самом. Те черты обратной стороны, где он сам – жертва.

Что-то я все о киношных жертвах и преступниках. Хотите расскажу про своих реальных маньяков? Тогда ставим плюсики в комментах.

________
Благодарю за внимание. Ваша автор Татьяна Якель 2019
Задать вопрос автору

Пожалуйста, оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *