БЫВАЮТ ЛИ БЕЗОПАСНЫЕ МУЖЧИНЫ?

Еду однажды в общественном транспорте. Впереди сидит парочка: по внешнему виду можно понять, что ведут они определенный образ жизни – маргинальный. И отношения у них – такие же.

В один момент в пылу спора он бьет ее кулаком по голове. Так, что ее голова резко отклоняется и гулко ударяется о стекло.

Она покорно снова садится прямо, головой немного вниз – ей неловко. Не столько страшно, сколько неловко. И видно, что получать такие тычки – ей привычно. Она принимает это как должное и обыденное.

Возможно, другого отношения к себе со стороны мужчин она и не знает.

Если удобнее послушать, то кликайте на видео:

Почему так бывает? Из чего это формируется?

Я вижу пару вариантов (тут придется снова повториться):

1. Девочка росла без отца и не знает, какими бывают мужчины и как с ними взаимодействовать.

2. Девочка росла с холодным или жестоким отцом, видеть и принимать проявления насилия для нее норма.

Если там, в далеком детстве, кто-то бы остановил занесенный кулак еще на подлете и объяснил ей, что получать кулаком в глаз – это далеко не норма, то она бы скорее всего не допустила такого отношения в будущей взрослой жизни.

Но когда девочка получает в глаз, и еще раз и еще, а мама стоит рядом и ничего не предпринимает или мама сама до ужаса боится «этого зверя» и прячется в другой комнате, девочка не понимает, что происходит. Она чувствует боль и унижение, но на внешнем уровне ей поясняется: ты сама виновата.

И это «сама виновата» будет звучать камертоном всю жизнь. И рядом рука об руку будут идти стыд, страх и вина.

Про вину и страх понятно, поговорим про стыд.

_____

Замечали ли вы, что любой ваш проступок в детском периоде жизни комментировался как постыдный?

Что-то сделал «не так» – тут же пристыдили. Знакомо?

Расскажу маленькую историю из своего детства.

Мы в летнем пионер-лагере (да, тогда еще были пионеры). Лагерь оборудован прямо в школьном здании.

Тихий час, мы в импровизированных постелях – расставленных по всей школьной комнате раскладушках.

Мы – дети, мы активны, нам – не спится. Мы шушукаемся и заливисто смеемся.

Входит воспитатель, обводит гневным взором, выявляет нарушителей порядка и отдает приказ: «так, Ира, Катя, Марина и Таня – быстро встали и марш за мной!»

Мы, продолжая хихикать, встаем, придерживая спадающую с тела простынь, покорно идем принимать какое-то наказание.

Воспитатель заводит нас в спальню мальчишек, приказывает встать в ряд на всеобщее обозрение и посмешище.

Мы обернуты простынями, но под ними-то – почти ничего. И мальчишки об этом – знают. Смотрят с интересом и словно азартом маленьких надзирателей. Мы стоим, словно голые. Нам жутко стыдно.

Эта общая минута позора и стыда уже пускает корни эксбиционизма в нас, девочках, и корни садизма и вуйаеризма – в них, мальчиках.

Вот бы интересно было бы сейчас узнать, отразился ли тот момент «наказания» на его участниках?

На мне – отразился. Да! Прошли гоооды, а я это помню почти в деталях. Простыни были точно белыми (по обыкновению того времени) и труселяшки – тоже.

А что с теми воспитателями-извращенцами? (Ведь вы же не будете оспаривать тот факт, что выставлять девочек почти без одежды перед мальчиками – это признаки извращенного ума?) Возможно, кое-кто из тех горе-воспитателей уже мертв.

Стыд-страх-вина. Вина-страх-стыд. Аксиома.

______

Вернемся к вопросу, заданному в заголовке: бывают ли безопасные мужчины?

Будем рассматривать не умозрительно в общем, а в субъективном отношении самой себя.

Если я привыкла с детства получать тумаки от родителей и для меня это норма, для меня не будет существовать безопасных мужчин как вида в природе.

Если даже они будут встречаться на моем пути – они будут только коллегами, приятелями и не войдут в поле моего сексуального выбора. Они будут казаться мне пресными и я их не выберу.

Но если с детства я знаю, что насилие в мою сторону – это плохо, это ненормально, агрессора я буду пресекать сразу на подлете. Он даже не войдет в мое интимное поле. Ибо нефиг.

И да, для такой девочки, которой в детстве подсказали, что насилие – не норма, мужчины будут безопасными. Только для нее.

__________

Ваша автор Татьяна Якель (2019)

 

Пожалуйста, оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *